Без названия

Всем, кого это касается.

За годы нашей бурной длительности в Интернете мы выслушали огромную кучу критики и похвалы. Ни к тому, ни к другому мы, естественно, не прислушивались, ибо самодуры, нахалы и гении. Мы пытались делать серьезное лицо при плохой игре, но однажды случился момент невозврата – день, когда человечество перестало нуждаться в Электрокружке. Нынешний темп жизни современной молодежи не оставляет времени на чтение наших шикарных развернутых рецензий, люди предпочтут прочитать твит, послушать подкаст в дороге, посмотреть видеокаст за ужином, но на вдумчивое продолжительное чтение времени нет. Электрокружок загнал себя в такие рамки, что не может себе позволить ограничиться 140 символами для описания какого-либо музыкального явления. Почему? Все просто: мы до сих пор всем сердцем любим музыку.

Именно поэтому сайт http://www.electrocircle.ru с 8 октября, в день своей четвертой годовщины, прекращает свою работу.

Мы лучше закончим все, чем будем заставлять себя писать, когда нет порыва. Лучше промолчим, чем выдавим из себя слова.

Мы прекрасно осознаем, что сами виноваты в сложившейся ситуации. В связи с отсутствием профессионализма и воображения написание рецензий стало для нас чем-то вроде соревнования. Каждый раз мы старались придумать что-нибудь новенькое, избегали повторения избитых оборотов, старались дать волю чувствам, сохраняя при этом чистоту собственного мнения слушателя. Порой, мы просто вываливали на читателя сгусток наших мыслей, ту ее часть, которая родилась в цветах яркого музыкального потока. Нам просто хотелось поделиться своей радостью, и мы безмерно счастливы тому, что нашлись люди, которым это приходилось по вкусу. Теперь пришло осознание – мы исписались. Нет той радости и душещипательных страстей. Настрочить рецензию, используя клише и опциональный набор определений, не составляет труда. Но мы ведь здесь мазней не деньги зарабатываем. Наши друзья и близкие продолжают формировать свои представления о прекрасном посредством рецензий Питчфорка и Афиши – это мы записываем себе в проигрыш. Но мы, к великому сожалению, не можем как Стивен Кинг, который обладает великой самодисциплиной, продолжать выдавать шедевры. Мы не можем воспринимать писательство в качестве работы, извините.

Кроме того, как мы неоднократно заявляли, Электрокружок в первую очередь нужен был нам самим. В ходе работы над подготовкой материала мы искали, копались, выуживали на свет Божий слитки золота и, как итог, знакомились с замечательными людьми. Электрокружок создавался с единственной целью – сформировать наш собственный музыкальный вкус, и в этом его миссия выполнена успешно.

Нам бы хотелось озаглавить это обращение в духе «наш последний прощальный пост», но к черту этот пафос, у нас еще много работы. Нам предстоит сохранить и опубликовать где-нибудь в Интернете архив Электрокружка и закончить-таки рецензию на новый альбом Oneohtrix Point Never.

Это было чудесное время, которое не приблизилось бы и на сотую долю к тому великолепию, если бы не ваше участие в нашем общем деле. Мы горели в спорах, мирились, но продолжали слушать музыку. Мы возмутили интернет и стали хорошими друзьями. Электрокружок, как идея, продолжит свое существование в сообществе ВКонтакта и в виде облегченной версии на tumblr. Пишите нам, давайте разговаривать.

Нельзя с уверенностью сказать что случится дальше. Возможно, мы откроем другой (не менее претенциозный) сайт с другим названием, может напишем целую книгу, запустим журнал или реальную радиостанции в FM-диапазоне, а может вы уже нас читаете где-нибудь еще, но даже не подозреваете об этом.

В любом случае, помните нас. Помните нас дурными, веселыми, молодыми, с короной на голове. Помните нашу твиттер-войну с Bok Bok, как журналист Афиши порывалась написать про нас, но у него ничего не получилось, помните наши интервью и “холодное умиротворение из туманного Альбиона”, помните нашу ярость и нежелание идти на компромисс. Пока вы помните – все не зря.

Спасибо вам за то, что вы были с нами.
Спасибо, Электрокружок, за этих прекрасных людей.

Первое СМЕРТября. Бюро находок: Возмездие

sep

Вы все знаете, что мы в Электрокружке отмечаем Первое Сентября – международный день возвращения школьников в наши уютные интернеты. Именно сегодня пышные банты и великоватые костюмы делают умные лица и бегут грызть гранит науки… А вечерами эти ребята начинают корчить из себя крутых и взрослых человеков, наивно полагающих, что всем вокруг не просто интересно их тупое ограниченное мнение, но естественная обязанность выслушать и принять к сведению.

Именно Первого СМЕРТября мы публикуем очередную порцию поисковых запросов, по которым тот или иной остроумный индивид смог попасть в наши сети. Большинство из них, как нам кажется, ушли восвояси когда не нашли искомый материал… И слава богам.

“смешной комментарий” – этого у нас хоть ложкой ешь. Выбирайте любой.

“электрочашка” – нас часто путают с “электрокружкой купить”, но до чашек дело еще не доходило. Интересный поворот.

“домашняя дискотека в стиле драм анд басс” – это невозможно! Домашняя дискотека должна проводиться под чилвэйв!

“электропорно” – мы согласны, приглашайте!

“мескалин отзывы” – оуууууу эээээ бууэээээээээ. Или вы про песню Продиджи?

http://electrocircle.ru сборище объебосов” – контекстная реклама работает безотказно.

“электро ебалки” – впервые слышим, чтобы порно называли эдаким “ебалки”. Сколько лет было человеку, писавшему этот запрос? Одиннадцать?

“лана дель рей охуенна” – а мы что говорили? Рано или поздно, но на людей снизойдет озарение!

“что лучше рома желудь или лана дель рей” – вопрос года! Кто победит Акула или Гризли?

“pvt что это” – и ответ на этот вопрос дает другой запрос: “pvt наркотик”

“какие плагины использует boys noize / нойзи бойз” – Окей! Теперь мы действительно озабочены этой проблемой! Нойзи бойз, аххх…

“пародии на продюсеров dnbarena” – если мы правильно поняли, то “продюсеры” днбарены пародируют сами себя. Ищите там.

“как я перестал бояться boards” – вам крупно повезло, мы до сих пор боимся скейтборды.

“мотал комбат какой жанр” – компьютерная игра *ba dum tss*

“модерн токинг вы знаете отзывы” – А? А вы знаете отзывы про Модерн Токинг?

“что за трек под который выходил silva??????” – ???????

“преодолев страх что ты чувствуешь и думаешь о себе” – ты ввергаешься в пучину бесконечной радости самоосознания, стремишься к бессмертию и увековечиванию себя в… эй, погодите-ка. Кто это начал писать за нас рецензии в стиле сопливой старшеклассницы?

“gold panda в каком направлении” – в правильном направлении!

“бьорк гет беливикс” – ой, мы так за нее рады!

“idm альбом что это” – наше остроумие куда-то испарилось.

“джинсы кавински” – правильно! Кому нахуй нужна его унылая музыка? Джинсы Кавински удались гораздо лучше, чем его дебютник.

“прометей убегали пришельцы” – вот после этого действительно можно обратить внимание на запрос “прометей хуйня”

“группа raffertie”
– Бенджамин и его Эго, и их Эксперименты, нищета и собаки.

“в каждом районе электрокружок” – Серьезно? Мы рады каждому нашему филиалу.

“Муджус ориентация” – если раньше нас легко было найти по запросу “муджус гей”, то теперь людей захватили сомнения и они решили удостовериться.

“mujuice точно гей” – а нет, видимо люди нашли ответ на свой вопрос. И, конечно же, мы не смогли обойти вниманием запрос “муджус гомосексуал” автором которого, как нам кажется, была девочка из образованной семьи.

“проблемы с артикуляторм кейстона луксури” – по этому запросу гугл выдал мне, что “ничего не найдено”.

“pendulum не для быдла” – специальный поисковой запрос от музыкантов Knife Party.

“электрокружоу” – кто-то набирал сей поисковой запрос на айфоне. Стар Треу обычно из той же оперы.

“посыл мудакам” – Что тут сказать? Электрокружок действительно отличается своими искрометными посылами. Только вы их используйте не долько для мудаков, но и для козлов, пидорасов, оленей, идиотов и проч.

“как устранить грохот дождя по железяке” – тут все просто. Возьмите в руки дождь и со всей силы бросьте его на какую-нибудь железяку (например, на папки приус). Слышите грохот? Вы восхитительны!

“горилаз хит дискотек” – неплохо! Повезло вашему сельскому дому культуры.

“justice как читается” – оу, ну это просто. На французском Justice произносится как “говноу”.

“как пишет музыку burial” – головкой пальца левой ноги, мы кажется это уже обсуждали, нет?

“порно blake james” – Правило 34! Ищите, друзья, ищите.

“новый бигбит типа кемикалов” – где такой? Нам покажите!

“как читать грайм” – ртом и по бумажке.

“интересные вопросы для парня ИНТЕРВЬЮ” – кому-то перепадет на первом же свидании.

“порно с аквалангом” – сипанки решили пройти обучающие курсы?

“шмонька” – да, это к нам. Мы употребляем такие слова!

“очень оригинальные трэки дабстэпа” – тут мы опять продублируем себя: ГДЕ ТАКИЕ? НАМ ПОКАЖИТЕ! Запрос, наверное, застрял во временной петле и предназначался 2007 году, но не нынешнему времени.

“claro intelecto – beautiful death (planet mu)” – это Modern Love, кретины!

“музыка вроде космической оперы” – а вроде и нет.

“сколько тел эмике” – да, Эмика, сколько еще тел козлов и девственниц нужно принести тебе в жертву ради концерта на Дальнем Востоке?

“иван голов digitalizm отзывы” – мы ничего не поняли (((((((((

“что такое микс на наркоманском языке” – это Piknic Electronik @ June 24th, 2013 от Мистера “Перебарщиваю с подводкой для глаз”. Или недавний триста девяносто шестой FACT mix от Moiré.

Впечатления: Valley Rock Festival

Как поехать на какой-нибудь фестиваль и чувствовать себя отлично.

Я узнал, что Nine Inch Nails будут выступать на каком-то корейском фестивале в городе Ансан, который вроде как пригород Сеула. Да, это здорово, но ради одних NIИ ехать куда-то, да и тем более на самолете (паром мне не подходил в связи с плохим расписанием – обратный отплыв по воскресеньям, когда фестиваль особенно хорош) не было никакого желания. Когда выяснилось, что к фестивалю в качестве хэдлайнеров большой сцены присоединились The Cure и Skrillex, обоснованные сомнения начали овладевать моим разумом: нечего бояться – лететь всего два часа – когда еще выпадет такой шанс? Затем в список участников влетели Foals и The xx, но именно участие Cat Power побороло всю мою неуверенность, и отправила в нокаут страх перед полетом (ну, на время покупки билетов, конечно же, потому что в аэропорту мне пришлось неплохо так заправиться алкоголем).

Первым делом я купил трехдневный билет на фестиваль. Вся информация, ссылки на магазины и место проведения указаны на английской версии официального сайта фестиваля. Билет обошелся мне в 7150 рублей. Неплохо, да? Как сходить в вип-ложе на ланудельрей! Затем начался усердный и кропотливый поиск отеля. Воспользовался сайтом букинг.ком, забил в качестве места пребывания «Ансан» и подбирал то, что стоит наиболее дешево, поскольку планировалось использование отеля исключительно в целях ночевки. И душа.

Мой выбор пал на делюксовый двойной номер, за который просили 11500 рублей за 5 ночей. Относительно небольшое расстояние от метро, в пределах одной станции, от которой отходил прямой автобус до фестиваля за 150 рублей (туда – в любое время до 9 вечера, обратно – с 9 вечера до 2 часов ночи).
Затем покупались билеты на самолет. У S7 абсолютно сумасшедшие рейсы с пересадками (ожидание более 6 часов в аэропорту Пекина), которые превышали ценник в 15000 рублей. У Аэрофлота были прямые рейсы, но в не очень удобное время. Ну и черт с ним, со временем, подумалось мне. В итоге билет «туда-обратно» обошелся мне в 11200 рублей. Самолет прибывал в 00 часов 40 минут 24 июля (то есть до регистрации в гостинице у меня было чуть менее 14 часов), но я слышал, что переночевать в аэропорту Инчхона – это вообще не проблема. В итоге, я заплатил 600 рублей за ночевку в круглосуточном спа-салоне, который находится на нижнем этаже аэропорта. За эти деньги я получил возможность воспользоваться сауной, душем и прочими благами Spa on Air, но в итоге я просто растянулся на подстилке пола общей комнаты среди других ожидающих, и провалялся так до 6 утра. В гостиницу я приехал к 12 часам дня (очень обрадовался тому факту, что нашел ее по карте сразу же, значит топографический кретинизм меня не коснулся), они сжалились и заселили меня раньше срока. Очень хорошая девочка была на ресепшене. В Корее вообще очень много красивых девочек. Очень красивых.
А затем делалась виза в Южную Корею за 2700 рублей. Итого (за исключением расходов на еду, бухло, транспорт в самой Корее, развлечения, разное) получилось 32550. Как билет на самолет из Владивостока в Москву и обратно в самый популярный летний сезон.
Траты в самой Корее зависят от вашего кошелька и гедонистических настроений. Я питался в дешевых корейских ресторанах, общепитом из 7-Eleven, на территории фестиваля всяким там мясом гриль, турецким барбекю и мохито за 2 песо (за 2500 вон, если честно). Тут уж дело вкуса.

Три дня ярких впечатлений.

Сам фестиваль проходил на острове Daebudo в желтом море, соединенный с материком долгой дорогой. Вообще, расстояние в Хорошей Корее – это больная (с непривычки) тема. Ожидание в очереди на аттракцион убивало час времени. При этом – жуткая духота, влажность, а в некоторых местах нойз цикад, что Fuck Buttons позавидовали бы.
Ansan Valley Rock впечатлил своим размахом и доступностью: две главный сцены и одна поменьше для начинающий дарований. Везде есть где присесть или прилечь. Корейцы ценят личное пространство и никогда не залезут к тебе на голову, чтобы им было лучше видно или удобнее стоялось… в отличие от европейцев. Вообще корейцы очень милые – проводят, отмотают туалетной бумаг, чтобы вытереть лоб и дают пять, когда увидят знакомую круглогоазую рожу. Туалеты удобные, питьевая вода в бесплатном доступе в раковинах. Ну, по крайней мере я надеялся, что ее можно пить.

Еда стоит одинаково и приемлемо, как и в городе. Цены на алкоголь приятно удивили. Стакан джина с тоником, куда еще кладут розочку джаст фо лулз стоит 120 рублей. Неплохо? И я так подумал. И выпил сразу два. Купив порцию джин тоника на следующий день, получил бесплатный пакет чипсов от кореянки, которая встретила меня радушной широкой улыбкой. Мне нравится это правило: хочешь пожрать бесплатно – бухай! Хочешь бухать? Покажи паспорт, что тебе уже исполнилось 19, получи соответствующий браслет и радуйся взрослой жизни. Я браслет не получал, но иногда возникали вопросы – а тебе, парниша, уже 19? Я отвечал – да вы что? Это так мило… Вот вам мой паспорт. И проблемы отпадали. Спасибо браслетам, ибо сложно в корейской девочке со внешностью школьницы разглядеть взрослую женщину, которой уже можно…

А еще тут как в Вудстоке (или в Гласто) – грязи по колено. Даже не грязи, а белой глины. Надо идти в шлепанцах. Европейцев мало и никто не старается идти на контакт. Аллилуйя!

Cat Power была мила, скромно улыбалась и подмигивала публике. Порой казалось, что она улыбается и машет именно тебе, а не окружающей толпе корейцев. А еще она бросала цветы публике. Пусть они не долетали, но сам факт эдакой мимимишности тронул до глубины души. Шон прекрасна не только песнями, но и сама по себе.

DIIV понравились. Однотипное звучание они окупали скромностью и улыбчивостью.

Polyphonic Spree очень мощные. Действительно, самая счастливая группа в мире.

Вампая Викенд веселые. Если умеешь делать “ааааааааооооаааа” и “уууууу уууу” – на фестивалях будешь среди всех на равных. Все такие мальчики-отличники в белых рубашечках, гитарист-клавишник похож на обезьянку, а ЭЗРА (ахаха, спасибо Паше, я знаю его имя) слишком влюблен в себя и свой кископодобный (во как!) голос. Но публику они взрывают, да. И самому похлюпать грязью, прыгая под ми энд май казэнс, вполне забавно. Только вот медленные их работы не удались: не понимают их слушатели и сама группа, видимо, тоже. Там было что-то про ин май боунс, и как-то это не сработало.

Никогда не думал, что скажу что-то в таком духе, но я натанцевался под The xx. Они ни за что не подарят такие же впечатления на записи, как во время живого выступления. Пресное звучание и средние вокальные данные они с лихвой компенсируют светом, басом и гэриджевыми переработками от Джейми. Стоять в пером ряду и видеть как Роми скромно улыбается, когда публика взрывается овациями с каждым ее подходам ближе к народу, а затем слышать как она три раза, будто на последнем издыхании, говорит “thank you”, а после выдает проникновенную тираду, что ей очень приятно и публика отличная, и все вообще очень хорошо – дорогого стоят.

Ну а The Cure вообще отцы. Прическа Смита теперь больше напоминает запутанную рыболовную леску и паклю, чем полноценные человеческие локоны, но голос силен и губы он кусает все так же лихо и с самоотдачей. Отличное выступление, которое пришлось покинуть не дожидаясь окончания ибо ноги превратились в месиво.

Скриллекс был прекрасен. Ну, то есть, не он сам или его музыка, за исключением пары отличных техно-работ, которые сопровождались изображениями котиков и курочек на экране, а в масштабах всего шоу. Свет, пар, огонь, эта хреновина, напоминающая космический корабль, и его воздушные поцелуи публике были выше всяких похвал. При таком сочетании сложно устоять на ногах вертикально, хотелось скакать и биться в припадочных конвульсиях. Проще говоря – вести себя как животное. Хорошо, что рядом не было моих знакомых, они бы точно не одобрили.

My Bloody Valentine просто великолепная (или великая, кому что по душе) группа! При минимуме шоу, их тихие слова благодарности и музыка, пробивающая насквозь оставили неизгладимое впечатление. Завершили они свое выступление несколькими минутами чистого нойза, от которого особо слабенькие организмы закрывали уши, а в душе кричали “хватит, золотая антилопа, довольно”, но mbv и не думали останавливаться.
Это была не стена звука, это были копья звука, отправленные персонально каждому в уютной и как будто семейной обстановке. Людей было много перед сценой, но никто не старался вырваться вперед. Все просто стояли, слушали музыку и покачивали головой в такт!

Казалось бы, чем еще может удивить фестиваль, где и так все хорошо (кроме выбранного места, но это тоже спорный факт, ибо в алкогольном порыве фанатской радости лучше падать еблишем в грязь, чем на асфальт или еще куда)? Так вот все компании, проводившие различного рода промо-акции, раздавали свои пробники и прочие вещички совсем бесплатно любому желающему (а раньше нужно было принять участие в какой-нибудь игре-акции: сфоткаться на фоне стенда и выложить в соцсеть, лайкнуть на фэйсбуке или кинуть шариком с водой в товар или другого человека). Теперь у меня три экземпляра пробника скраба от Gatsby, два экземпляра пробника геля для душа от Dove. Но в тот момент, когда охрана перед сценой, во время выступления артистов, наливала воду всем желающим, ко мне пришло осознание – я люблю этих людей!

Занимательный факт о корейцах
У большинства увиденных мною корейцев напрочь побитые экраны девайсов: телефоны, планшеты, плееры – везде экраны в трещинах. А все почему? Потому что у них дырявые руки! При мне кореянка три раза роняла на пол фотоаппарат и один раз айфон. Другая кореянка уронила водный пистолет.
Не доверяйте им держать свои хрупкие вещи. Разобьют!

FUN. выступили очень хорошо! С минимумом спецэффектов, только на харизме группы и голосе солиста, который скакал, рассыпался в комплиментах, сказал, что это их самое лучшее выступление и все благодаря нам, то есть публике. Он так и сказал: Южная Корея, где вы были всю нашу жизнь? Только одно слишком бросалось в глаза – ему, кажется, не дает покоя слава Фредди Меркьюри, потому что он постоянно поднимал ввысь микрофонную стойку и кулачок.
Группа с Грэмми, а совсем не избалованная, да еще и с искренними улыбками и радостью на лице после очередного восторженного крика толпы.

Foals. Ну, Фоалс как Фоалс. Живьем звучат хорошо и напористо, только вот Янис так и не научился петь. Но интересны они, конечно, сочными гитарными пассажами. Спэниш Сахара, которую я всегда пролистываю, живьем оказалась потрясающей песней. Затем Янис зачем-то спрыгнул со сцены, наверное хотел надавать кому-то по роже, или ему не понравились хитрые корейские глаза? Охрана не любит таких выпадов и быстро проводила его на сцену.

Hurts. Милые. Кидали цветы, хлопали залу, сломали микрофонную стойку об коленку. Точнее сломал их вокалист (клавишник так вообще бревном прикидывается), который так и не знает как вести себя на сцене, поэтому кривляется и хочет быть Дэвидом Гэном. Нужно де подтверждать звание “дипишмот для бедных”. Занятный факт, Хертс начали выступать сразу после того, как Трент спел “Hurt”. Интересно, сколько они заплатили НИН за такую рекламу?

Занимательный факт о корейцах #2
Они пользуются парфюмом. И довольно-таки неплохим. В отличие от Гонконга, где с закрытыми глазами можно по запаху (парфюма, я имею в виду) определить иностранца, в Корее эта волшебная нужная способность не работает.

Nine Inch Nails просто вымотали меня. После прыжков, танцев и криков перед сценой я был мокрым, хоть отжимай. Трент очень талантливый, голос отличный, брызгается водой в зал и в своих товарищей по группе, бросает микрофон на пол, мастерски управляет публикой. Новые песни понравились, а шоу просто заставило Скриллекса соснуть хуйца – лазеры, стробоскоп, плотный дым, заполняющий сцену так, что не видно музыкантов, игра с цветами и панели… О, боже, эти панели… Вот так работают серьезные дядьки!
Живое исполнение “Closer” я буду помнить до конца своих дней. Плавные переходы от исполнения медитативной “What If We Could?” из “Девушки с татуировкой дракона” с промежуточным реверансом к The Fragile и заканчивая дерганной “Wish” создали ощущение, что это все не реально, будто смотрю сон или фильм, так круто это было. Мой сосед в очередной раз громко поразился тому, какой Трент “большой молодец!”. По окончанию захотелось курить очень сильно, будто у меня случился лучший секс в жизни.
Ну и Джош “Телефон” Юстис тоже очень крутой, постоянно на сцене, поет, кричит “камон!” (пока Трент зазывает всех кличем “хей!”), милый и скромный.

Говорить что-то о новых песнях в настоящий момент ничего не хочется, ведь когда ты в пылу фанатского счастья дергаешься под любой звук, то любая мелодия кажется бесконечно правильной и уместной. Конечно, я опечален тем фактом, что на нас больше не выльют ушат грязи, агрессии и безудержного электрического скрежета, как во времена любимого The Downward Spiral, но с оглядкой на нынешний возраст Трента, его семейное положение, полученный Оскар и прочие заслугу Hesitation Marks как минимум интересен и ожидаем с нетерпением. Пусть скептики говорят, что Резнор просто поехал стричь бабло своим концертом, потому что детей к сентябрю нужно собрать в школу, даже если это и так, то он отрабатывает каждую копейку сполна и я лично готов купить его детям новый учебник истории! Такое шоу, нужно признаться, останется в голове навечно. Или до тех пор, пока NIИ не придумают что-нибудь еще более поразительное.

В качестве бонуса, немного фотографий из инстаграма.

Фестиваль Valley Rock

VR

Друзья, хотим сказать вам 안녕!
Но не навсегда, поскольку от нас так просто не избавиться, а на время. Точнее, на неделю. Мы уезжаем в Хорошую Корею на фестиваль Valley Rock 2013, который состоится с 26 по 28 июля в славном промышленном городе Ансан (чуть южнее Сеула, в часе езды на метро). В разные годы на этом фестивале хэдлайнерами были The Chemical Brothers, Radiohead, Basement Jaxx, Massive Attack, The Stone Roses и даже Atari Teenage Riot, Pet Shop Boys и прочие Muse, Аазис и жемсблэйк.

В этом году нам среди прочих предстоит увидеть Foals, The xx, fun., Hurts, Tokimonsta, The Polyphonic Spree, DIIV (хи-хи!), The Vampire Weekends, My Bloody Valentine, Skrillex-хуилекс, The Cure и Nine Inch Nails!

По возможности мы будем писать в твиттере заметки обо всем, что покажется нам интересным, с пометкой #valleyrock. По приезду, если самолет не разобьется и останутся силы, мы вам составим отчет с фотографиями.

На этой неделе в Электрокружке

IMG_2420

мы много работали, в надежде хорошо отдохнуть через полторы недели. Отметили День Рождения, слушали много музыки, отбивались от нападок тех, чей вкус мы оскорбили негативной рецензией на какого-нибудь любимца. Обычная такая неделя, знаете ли.

Бородатый бард-дальнобойщик Дон Гибсон, которого неугомонные любители категоричности запихнули в жанр «пост-дабстеп», выпустил новый альбом Me Moan, который можно назвать самым паршивим из всех имеющихся у человечества определений, и это слово «нормальный». Удивление вызвал тот факт, что дебютный All Hell вышел в прошлом году и так часто сопровождал нас в поездках, что все еще не успел надоесть, а тут уже Me Moan подоспел.

Он хорош и плох в одинаковой мере, он потерял ту разящую свежесть, когда голос «из подвалов самого мрачного пост-панка 90х» сочетался со вполне модерновым звучанием рефлексирующего на сеновале ковбоя, просматривающего ленту новостей The Wall Street Journal на своем айпаде, но в то же время приобрел некой силы и раздобрел в хронометраже. О комбо из трогательной «Mad Ocean» и одурманивающей «The Pisgee Nest» мы еще долго будем слагать восторженные отзывы.

Начиная с обложки, заканчивая музыкальным наполнением Дон Гибсон представляется нам не артистом, существующим в нашей с вами реальности, а персонажем выдуманной вселенной сериала True Blood: антураж с крестами, юг северной Америки с ее тружениками, пьяницами, вампирами и оборотнями – все это создает впечатление, будто сам Дон сидел наказанный за драку или какой другой «героический поступок» в комнате, окно которой изображено на картине Гранта Вуда «Американская готика».

Послушать целиком: Daughn Gibson – Me Moan

В своем твиттере TheDesignersRepublic написали, что закончил обложку для новой ипишки Autechre, которая будет называться L—Event EP! Зная любовь ae растекаться мыслью по древу, логично предположить, что релиз на выходе получится долгим и прекрасным.

Чаще всего на прошедшей неделе в голове звучала новая работа Anstam, который теперь совершенно внезапно превратился в Anno Stamm, My Peoples Head с одноименной EP. Минимум вывертов, максимум давящего звучания, заполняющего все пространство черепной коробки. По уровню сочетания злобного фона и легкомысленных деталей Ларс может сравниться с непревзойденным T++

Абсолютными лидерами по количеству прослушиваний, повторов, лайков, мимимишечек и прочих способов выразить свою любовь, стал бельгийский весь такой из себя загадочный дуэт GoldFFinch с их новой The Volume EP. Мы не были большими поклонниками их релизов на лейбле Dirtybird, и уж было подумали, что в пучине экспериментов потеряли такой замечательный заряд танцевальной энергии, который нам всегда дарили эти двое. Ан-нет, поспешили мы их ругать – все превосходно и даже лучше, чем мы ожидали. Нельзя просто так взять и не покачать головой под заглавный трек или выкинуть из мыслей «For the F*».

Old Apparatus в этом году решили снова не выпускать альбом (компиляция прошлогодних ипишек не в счет) и занялись всякими коллаборациями. Один организовал проект Khing Kang King, второй ушел в дуэт с певицей ртом и назвался Saa, успел выпустить мини-альбом. Поскольку в Saa принимает участник OA, ответственный за выпуск наименее интересной для нас главы Alfur, то мы примерно знали, что ожидать. Синтетические электрические разряды, россыпь бита, как горох, максимум звука и голоса, минимум чувства уединенности и интимности (за исключением грустной и слегка трагичной «Your Sword Is Your Silence», которую подпортили пляжные мотивы). Все вполне неплохо и заслуживает внимание, но мы-то с вами знаем, что любой такой коллаборации предпочтем новый релиз самих Old Apparatus.

Честно, не планировали вообще упоминать Hot C**p на страницах Электрокружка, но что поделаешь, если на них состряпали потрясающий ремикс? И не кто-нибудь, а Daphni. Из-за пульсирующего звучания возникает святой лик-переборщивший-с-подводкой-для-глаз Тиги.

И раз вспомнили подводку для глаз, то не лишним будет упомянуть о потрясающем релизе, который вышел на Turbo Recordings от новоприбывшего Randomer. Этот товарищ знает, как слепить цепкий и хлесткий бит, порабощающий свободное время и внимание. Невозможно оторваться от “No Hook”, особенно в летнее время, когда большая часть будних вечеров заканчивается спонтанными пьяными вечеринками с танцами на капотах папиных тойот.

Стоило, конечно, рассказать о дебютном альбоме дуэта Throwing Snow и Augustus Ghost – Snow Ghosts – A Small Murmuration, но мы уже подобрали красивое описание в нашей группе ВКонтакте, поэтому повторяться не будем. Выше “Murder Cries” ребята так и не прыгнули, а трек с Blue Daisy получился совсем невразумительным. А жаль… Приятный альбом, несмотря на огромное число упущенных возможностей в развитии композиций, для пары особо душных вечеров, который забудется с первым инеем.

ДРЭК – 4

HB

Друзья, за четыре года существования самого лучшего в отечественном сегменте интернета сайта об электронной (и не очень) музыке мы сказали так много слов, что рано или поздно повторимся. Мы не будем строить планы на новый жизненный этап, потому что пришли к единственному правильному выбору – нет ничего лучше спонтанности. Не той, которую мы театрально планируем, а другой, спонтанной. Как вы знаете, у нас отменились инвайты, мы перестали корчить из себя элитарное сообщество… ЧТО? ЧЕТЫРЕ ГОДА УЖЕ? О, ГОСПОДИ!

Ох, простите, пришло осознание того, что за это время Электрокружок смог бы получить степень бакалавра, а если бы мы были Пусси Райот, то уже дважды смогли бы станцевать в церкви. Но, хватит о девчонках в балаклавах, мы же тут пишем исключительно о хорошей музыке. На чем мы там остановились? Вы видели, у нас появилось радио?

Так, отставить чепуху. Конечно, Паша, они видели радио. Они его, скорее всего, даже слышали, потому что от смотрения на радио толку мало. Электрокружок меняется, улучшается, взрослеет. Но лишь одно остается незыблемым – наша любовь и привязанность к вам, дорогие читатели. Спасибо, что остаетесь с нами и терпите все наши заскоки, полоумные бесполезные рецензии, разговоры с самим собой, вырабатываете иммунитет к нашему плохому настроению и просто сопровождаете наши мысли, ведь все, что случается с Электрокружком направлено для достижения единственной цели – стать еще лучше. В первую очередь для вас.

Спасибо за хвалебные высказывания, негативные бездумные отклики и конструктивную критику. Спасибо всем униженным и оскорбленным за вырабатываемое тепло (серьезно, скоро жар от ваших пылающих задниц растопит льды и нас всех затопит, прекращайте!). Спасибо друзьям, плохой погоде и милым девушкам, которые знают, как заставить работать. Спасибо всем тем музыкантам, которые пишут отличную музыку, мотивирующую стирать клавиатуру в пыль.

Спасибо за то, что вам не всё равно. А значит, всё не зря.

Ваши подарки в нашей группе VK

Перевод интервью с Boards of Canada для The New York Times

boc-interview

Boards of Canada на протяжении всей своей деятельности дистанцируются от различных публичных мероприятий: редкие выступления в маленьких клубах, единичные интервью, фотографии, лишенные лоска и роскоши. Мы можем благодарить Tomorrow’s Harvest по крайней мере за то, что на нашу любимую группу снова обратили внимание. Американская газета The New York Times взяла у братьев Сэндисонов интервью, которое нам показалось наиболее интересным из всех разговоров с музыкантами и о музыкантах за последнее время, поэтому мы решили его перевести и опубликовать для наших дорогих читателей. Читайте типичные вопросы и интересные ответы, которые помогут проникнуться еще большей симпатией к музыкантам и их новому творению.

Аморфная, не четкая музыка, которая не стремится на танцпол. Биты мелодий, или ритм, или случайные человеческие голоса, поверхность, которая дезориентирует и растворяет в окружении, где даже самый короткий трек наполнен событиями. Они работают сами по себе, по самостоятельно установленным срокам, их новый альбом «Tomorrow’s Harvest» – первый релиз с 2006 года, богатый настроенческим саспенсом с гораздо меньшим количеством буколических моментов, чем в прошлых релизах.

NYTimes: Шесть-с-половиной лет – что так долго-то?
Майк Сэндисон: Мы провели некоторое время за границей, а затем, после возвращения в Шотландию, занимались пространственным расширением нашей студии. Пару лет назад мы решили начать сбор и каталогизацию всех наших ранних записей, только для себя, что бы привести все в порядок и передать музыку нашим детям когда-нибудь. Но есть буквально тысячи треков, берущие начало из 80-х. Это огромная задача, и, казалось, съедает все свободное время. Мы работали над новой музыкой все время на протяжении всего этого срока, и у нас, как следствие, скопилось много материала.

NYTimes: Прослушивание старых записей привело вас к записи нового материала?
Майк Сэндисон: Мы продолжали удивлять себя, находя старые записи, о которых мы совершенно забыли. У нас есть ящики, полные аудиокассет. Я заметил, что большое количество нашего по-настоящему раннего материала пусто и абстрактно. Так что эти записи напомнили мне о моей любви к своего рода «расстоянию» в музыке.

NYTimes: Был ли у вас какой-нибудь план действий при создании «Tomorrow’s Harvest»? После первого прослушивания на первых порах альбом кажется менее располагающим к себе, менее вкрадчивым и более сложным и вызывающим.
Маркус Эойн: Мне нравится это описание «менее располагающий к себе, менее вкрадчивый» – это определенно тема всего нового альбома. Дабы не растекаться мыслью по древу, суть заключается в том, что существует некое необратимое направление, в котором мы, как биологический вид, в настоящее время и движемся. Население мира удвоилось с момента моего рождения. Если вы действительно решите глубоко изучить этот факт, то поймете, почему такое сильное развитие получила поп-культура, в книгах, кино и на телевидении. Мы фантазировали об обезлюженном тем или иным способом мире. С точки зрения фактической текстуры и мелодий на этом альбоме, мы хотели, чтобы у слушателя легко возникало ощущение некоторых знакомых моментов из старых фильмов, которые затронули наши идеи.

NYTimes: Старые фильмы? Какие?
Майк Сэндисон: Я не хотел бы привязывать это к каким-либо конкретным фильмам. По-хорошему, нам бы пришлось перечислить около пятидесяти. Мы подошли к этому с намерением вызвать определенные стили в памяти, а не непосредственным ознакомлением с чем-либо конкретным. Например, в середине 80-х была мода на позитивное или неуместно жизнеутверждающее звучание синтезатора в жуткой научной фантастике и фильмах ужасов, так что, конечно, мы шли в этом направлении.

NYTimes: Названия треков «Tomorrow’s Harvest» довольно-таки мрачные: «Sick Times», «Collapse», «Come to Dust». Вы придумываете названия до или после завершения работы над треками? Что этим вы хотели нам сказать?
Майк Сэндисон: Обычно, название для трека придумывается во время работы над ним, «как вы судно назовете…». Необычным для нас во всем этом является то, что мы знали название нового альбома еще в 2006 году, порой было трудно так долго хранить все это в себе. В названиях треков содержится своего рода хронология и повествование, они – как отдельные главы рассказа о некоем событии. Мы хотим, чтобы слушатели самостоятельно собрали все вместе, чем мы просто объясним все словами.

NYTimes: Не могли бы вы рассказать о пошаговом процессе создания какого-нибудь трека?
Майк Сэндисон: Один из методов, который нам очень нравится, заключается в создании совершенно новых инструментов путем сэмплирования наших записей игры на реальных инструментах и последующим разрушением этих звуков. Так что мы могли целыми днями просто играть различные вещи на духовых инструментах, струнных, гитаре, бас-гитаре, синтезаторах, в течение нескольких часов, пропускать пропускать записанные звуки через гору аппаратуры и затем пересэмплируя их, чтобы создать неузнаваемое новое звучание. И этот процесс предваряет собой начало создания каждой мелодии.
Таким образом, в случае с «New Seeds», например, некоторые из основных дорожек – это живые ударные и бас, а затем для последующих слоев мы импровизировали на инструментах для создания сэмплов, чтобы получить действительно медленный и ослабленный краут-роковый позвоночник. К этому треку мы часто возвращались, переписывали несколько раз части, записанные вживую, что в итоге придало треку действительно хороший неопрятный настрой. Существует момент, на котором мелодия переходит в новое состояние, как будто в пасмурном небе появляется просвет, и этот момент возникает естественным путем, пока мы импровизировали.

NYTimes: Какой момент на новом альбоме (звук или сэмпл) вы считаете наиболее удачным и как вы его сделали?
Маркус Эойн: Если бы я должен был выбрать что-то конкретное, то я бы назвал, текстуры струнных в «Semena Mertvykh». Трек был выполнен на разобранном видеомагнитофоне с включенным мотором, запущенном на очень медленной скорости, так, что можно было услышать все шероховатости и потери информации на видеоленте. Так же, этот трек записан в моно, что придало ему нечто особенное. Мне кажется, сейчас многим стоило бы записывать в моно.

NYTimes: На наш взгляд, большая часть вашей музыки задерживается в границах между мелодией и лупами, между явным битом и подразумеваемым ритмом, между тоном и шумом. Важны ли эти различия для вас?
Майк Сэндисон: Я не думаю, что мы используем эти различия вообще. Вы можете услышать для себя мелодию в скрипе ржавых цепей качели. Однажды я сосредоточился на мелодию, которую услышал в TGV [высокоскоростной поезда] на пути из Парижа в Женеву, и услышал гармонию, исходящую от рельсов, вибрирующих под поездом. Если вы готовы потратить огромное количество времени на экспериментирование с источниками извлечения звука, время от времени вы начнете обращать внимание на такие маленькие моменты, являющиеся счастливыми случайностями.

NYTimes: Boards of Canada предпочитают аналоговое звучание, которое в последствии обрабатывается в цифровом виде. Это какая-то стратегия донести информацию людям? Каковы ваши мысли по поводу того, что сейчас большую часть времени мы взаимодействуем с информацией в цифровом виде?
Маркус Эойн: Я думаю, что цифровой мир страдает оттого, что он буквальный, взвешенный и трезвый. Как и в цифровой фотосъемке, люди уже привыкли к применению фильтров на фотографии, только чтобы придать немного романтики вещи, потому что сырые фотографии довольно-таки плоские и блеклые. Но в аналоговой среде эти прекрасные вещи просто происходят сами собой без вашего сознательного усилия. Можно сказать, что разброд и шатания в нашей музыке эквивалентны чему-то вроде зарастания сорняками старого здания. Никто специально не помещал сорняки туда, но природа берет свое и делает сцену очень трагичной и красивой.

NYTimes: Почти каждый музыкант теперь считает своим долгом создать публичный имидж и выглядеть как какая-нибудь знаменитость. Вы отвергли этот вид карьеры. Почему? И разве музыка способна отразить это в полной мере?
Маркус Эойн: Я не думаю, что у нас есть такие личностные свойства, нам не нужно такой вид внимания. Я думаю, что многие вызывающие музыканты имеют высокую потребность в одобрении окружающими их как людей и музыка, которую они делают, отходит на второй план и начинает подчиняться имиджу, который они создают, причем это случается непреднамеренно. Мы вполне нормальные, самодостаточные люди, но, признаю, мы одержимы самой музыкой.

NYTimes: Ваш новый альбом звучит чуть больше часа. Можете ли вы подсчитать, сколько всего материала было записано? Что осталось на полу монтажной?
Маркус Эойн: Мы записали сотни треков. Но это вполне нормально для нас. Во время записи нового альбома, у нас скопилось множество законченных треков, которые не совсем соответствовали имеющемуся для них плану, поэтому, да, материала хватит на несколько альбомов.

NYTimes: Ваши самые преданные поклонники – и, возможно, ваши типичные слушатели – анализируют каждый релиз на субмикроскопических уровнях. Как это влияет ваш процесс создания музыки?
Маркус Эойн: Мы действительно вынуждены игнорировать это, когда мы находимся в режим чистого создания музыки, потому что это важно оставаться на связи с вашими внутренними инстинктами с мелодиями и звуками. Таким образом, мы запечатываем себя от всего большую часть времени. Я думаю, что мы впускаем внутрь себя эту информацию, когда начинаем вплетать определенные темы и сообщения в нашу музыку. Мы полагаемся на людей, которые проводят необыкновенную аналитику музыки, для того, чтобы они выявили всю ту работу, которую мы помещаем внутрь.

NYTimes: Как бы вы хотели, чтобы ваш альбом слушали в идеальном мире?
Майк Сэндисон: Я думаю, что наша музыка лучше всего работает в уединенной обстановке. Слово, которое я так часто слышу “ониризм”, и это – отличное выражение. Так что, да, наушники, по своему усмотрению.