Katie Cruel – City City EP

city cityKatie Cruel – это не народная песня шотландского происхождения, но и реальная девушка с одурманивающим голосом и примечательной внешностью. И не менее поразительным бэкграундом. Под псевдонимом скрывается не кто иная, как Венди Рэй Фаулер – бывшая сотрудница Queens Of The Stone Age и половина проекта We Fell to Earth, который сейчас находится в неопределенном статусе.

Бывали моменты, когда мы целые ночи проводили под We Fell To Earth, перемалывали грузные мысли, не могли сомкнуть глаза. Все иное, кроме «Sovereign», «Undone» и прочее, организм отказывался принимать. Теперь это время вспоминается с теплотой и умилением, а память стерла все случайные упоминания о тех событиях и сожгла все причины. С тех пор мы практически не возвращались к музыке Ричарда Файла и Венди Фаулер. Прошло четыре года, и мы снова, как будто, стоим на том же месте. Тот же потолок, те же стены, мысли расцвечены теми же красками. Изменились лишь желаемые итоги, люди и количество морщин.

В своем новом образе Кэти отметилась на недавнем альбоме Тимо Мааса (в треке «Articulation»), и сам Тимо не остался в стороне, пересказывая мрачную балладу на свой манер. Складывается ощущение, что ремикс Тимо был задуман изначально и создавался параллельно с оригинальной песней, так органично и правильно он звучит, будто оборотная сторона медали, вторая страница тревожной истории о том, как в гневе, злости, разочаровании и скорби город начинается сжиматься до крошечных размеров, сковывая твои движения и мысли.

«City City» похожа на истошный отчаянный вопль человека, потерявшего ориентиры и бьющегося о каменные стены холодной клетки, пытаясь безуспешно найти выход. Музыка, пробуривающая слои кожи, мягкой поступью, а затем срываясь с цепей, ошеломляет, а харизматичный сильный вокал только отдает команды своим безобидным на первый взгляд подручным. Ты можешь сражаться с городом до последней капли крови, до последней трезвой мысли, но поражение предрешено, а твоя неудача лишь подкрепляет статистику. Холодная блюзовая “This Is Not A Love Song” подаст вам стакан воды… только чтобы мгновенно отнять его и вручить новую звонкую пощечину. Нечего раскисать, пора выбираться отсюда!

Насыщенная перкуссия яркими мазками довершает картину, отнимая последние крупицы спокойствия. А в том месте, где ранее распоряжалось сердце, появляется часовой механизм, отсчитывая каждую секунду, в которую ты не успел, забыл, потратил зря. Каждый убитый отрезок времени стекает свинцовым трупиком в пятки и тебе, вроде бы, даже все равно, никакого дискомфорта… Но не дай вам Бог ступить в болото.

Купить релиз целиком можно в отечественном iTunes Store

Nine Inch Nails – Hesitation Marks

Hesitation Marks

Каждый новый лонгплей Nine Inch Nails неизбежно подобен разряду дефибриллятора, и в том смысле, что это единственная вынужденная мера, чтобы вернуть жизнь во что-то хрупкое и угасающее, и в том, что это всегда шок, трепет и кратковременный паралич всех систем жизнедеятельности, так как слушатель-пациент совсем не обязательно должен находиться в отключке в тот момент, когда через него пропускают 9000 вольт, или сколько их там – зачастую этот разряд больше похож на освежающий и бодрящий удар шокером из-за спины. Дефибрилляторы в жизни Трента Резнора присутствовали и без всякого скрытого смысла, поэтому строки «Saw some things on the other side» звучат из его уст убедительно и правдиво. 4 года фанаты гадали, насколько опыт оседлой сытости и мещанского спокойствия деструктивен для их кумира, и он наконец дал развёрнутый и всеобъемлющий ответ на вопрос, который, похоже, и его самого порядком замучил. И важно понимать, что альбом Hesitation Marks, ровно как и его бонусный материал, это такое Trent Reznor conversation with Trent Reznor, тотально рефлексивный монолог самодостаточного гения, которому не нужно ни оправдываться, ни что-то кому-то растолковывать – всех, кто жаждет найти себя в музыке Трента мы приглашаем сесть в машину времени, и отправиться куда-нибудь в 1994 год. Новый альбом это не движение, не рывок вперёд, как многим вполне справедливо может показаться. Это остановка, стоп-кадр, максимальный slow-motion, в котором наконец можно рассмотреть каждую деталь со всех сторон. А деталей здесь много. И это зеркало с секретом работает только в одну сторону, оно отражает Резнора, кто бы в него не заглянул.

Если альбомы NIN 90-хх легко могли выступать в качестве тестера, определяющего уровень веществ в крови их автора, то Маркс больше напоминает IQ-тест, причём на этот раз для поклонников и слушателей. Это один из самых претенциозных и 3D-объёмных grower-альбомов, которые раскрываются с каждым новым прослушиванием (на что Трент намекал в одном из недавних интервью, вспоминая, как сам расслушивал Talking Heads с 12й попытки). Такой подход – одновременно и защита от тех, кто не хочет вдаваться в подробности (послушал один раз – фу говно – удалил), и награда тем, кто готов жать на play снова и снова. Если деконструировать Маркса до самой основы, оставить только голый скелет, и вспомнить, с чего, по словам Резнора, всё начиналось, то у нас останутся два с половиной слова: спальня и драм-машина. В этом отношении альбом даже более прост и аскетичен, чем дебютник Pretty Hate Machine, который тоже писался то в спальне, то в подсобке звукозаписывающей студии, где Резнор трудился уборщиком. Но если в те времена у него просто не было других возможностей и вариантов, то теперь отступление в тыл – продуманный и оправданный ход. Если в 90-хх Трент жил в студии, то теперь он оборудовал студию у себя дома – на первый взгляд особой разницы нет, но эта незаметная перемена мест слагаемых неожиданно меняет сумму до неузнаваемости. Одно из первых открытий, связанных с альбомом, происходит тогда, когда ты медленно осознаёшь, что вещи вроде Came Back Haunted и Various Methods Of Escape были небрежно напеты Трентом под сухой бит одинокого макбука, а уже потом превратились в эти грохочущие, масштабные полотна. Объёмность, трёхмерность, фрактальность – вот определяющие слова, которые хочется произносить, ошеломлённо указывая пальцем на каждый звук, каждую скрипучую закорючку и каждый механизированный щелчок пальцами. И самое важное, что это не 3D ради 3D, как в современных голливудских блокбастерах, Трент с умом использует пространство саунда как очень тонкий и сообразительный иллюстратор. Каждый слой нойза скурпулёзно пронумерован и занимает строго отведённое ему место.

Одна из самых частых ошибок в восприятии альбома, и самых смешных и нелепых претензий – «нам обещали продолжение Спирали, а подсунули какую-то дискотеку». Действительно, название The Downward Spiral всплывало по нескольку раз в каждом интервью, на оформление был приглашён подзабытый Рассел Миллс, и, не будем греха таить, в этом, как ни крути, была доля рискованного заигрывания с ностальгическими чувствами поклонников. Однако, если вы хотя бы раз пробовали дочитать те абзацы, где Резнор начинал рассказывать про влияние Спирали, то вы должны прекрасно знать, что ей была отведена роль музы, а не конечной цели. Спираль стала переломным моментом – для Трента, для NIN, для 90-хх, и было бы странно, если бы, обернувшись назад, Резнор упустил бы её из виду сейчас. Но о возвращении к её звуку могли мечтать только совсем уж наивные и, откровенно говоря, глупые фанаты, рьяно отрицающие теории всякой эволюции. Как в своё время Спираль использовала гитары и выразительные средства классического рока не напрямую, а с массой оговорок и увесистой фигой в кармане, так и дискотека Hesitation Marks это лишь поверхностное отражение духа времени и подмигивание царящим на танцполе трендам. Как Спираль не была ни разу ни хеви-металом, ни хардкором, из-за того, что в ней были гитары, так и Маркса только очень поверхностные люди могут ругать r’n’b и прочим дабстепом. «Где тут Белью?? Зачем они звали Бекингема??» вопят, скорее всего, те же люди (читай: говнари), что безуспешно пытались найти Джонни Гринвуда на последнем альбоме Radiohead, держа в памяти дж-дж из Крипа. Им неведомо, что гитару можно использовать 1001 другим способом, нежели просто чесать по струнам, надавив тяжёлым кирзовым сапогом на кнопку Boss MT-2.

Если уж где и можно (и даже нужно, если вы хоть немного интересуетесь герметичными играми Резнора в догонялки с самим собой) найти пересечения с классикой 94го года, так это в текстах. Трент никогда не блистал каким-то особым поэтическим даром и не отличался оригинальностью, протаскивая из альбома в альбом одни и те же фирменные фразочки и метафоры, которые каждый фанат знает наизусть. Но в данном случае нас тоже ждёт незаметная, и ощутимая только на уровне любопытствующей интуиции подмена, которая готова стать очередным потайным ходом на новый уровень лабиринта хитросплетений смыслов и загадок. На этот раз Трент не стал копировать самого себя (хотя элегантно и остроумно посвятил этому процессу целую отдельную песню), а осмысленно провёл массу параллелей, связав всю свою дискографию замкнувшимся кругом дополняющих друг друга цитат и аллюзий. Только совсем новоиспечённый фанат не закончит припев Various Methods Of Escape словами из Closer: «Let me get away (from myself)». «Всё, что я могу сказать – уже сказано до меня» в самом начале признаётся Трент – какой смысл после этого обвинять его, что он 20 лет про одно и то же?

И самое главное здесь, что это песни совсем не про то же самое, про что они были 20 лет назад. Это песни про сами эти 20 лет, про то, что было тогда, а что сейчас, какая между всем этим связь, и чего стоило добраться из точки А до точки Б. А потом вернуться обратно. Почти в каждом тексте едва ли не физически ощутимое напряжение и максимум встроенного волшебства, которое, стоит только чуть вслушаться, сразу активирует самые нужные и чувствительные рецепторы. Весь альбом, при желании, можно расшифровать как диалог с публикой: Can I ask you something? What did you expect? Зачарованный своим собственный ретроспективным прыжком внутрь самого себя, Трент лишь на какое-то мгновение поворачивается к тебе, чтобы спросить – а чего ты, собственно ждал? Может, попробуешь хоть раз взглянуть по-новому? И разочарование исчезнет. Он всё знал наперёд, всё предугадал. Трент управляется и с прошлым, и с будущим – он с лёгкостью показывает, что завоёвывать чьё-то одобрение – слишком скучное для него занятие, и с этим он разобрался мимоходом ещё в самом начале.

Другая необоснованная претензия к альбому – «звучит примерно так же, как HTDA, зачем надо было называть это Nine Inch Nails?». Вот уж на что пористый и ходящий ходуном Hesitation Marks похож меньше всего, так это на монументальную глыбу краутового глитча Welcome Oblivion. Да и уж слишком это было бы не в духе Трента Резнора – выпустить два одинаковых альбома в одном году, пусть и под разными вывесками. Работа HTDA – пышное и громогласное высказывание обо всём на свете, кроме чего-то самого главного. Альбом NIN – полная противоположность, сведённые к минимуму короткие признания и раскаяния, для которых, с одной стороны, не нужно знать шифра – он тот же, что и 20 лет назад, а с другой – всегда требуется отдельное усилие, чтобы открыть что-то с новой стороны. Если WO напоминал гигантский шкаф-гардероб Мэриквин, с пышными цветастыми нарядами, наборами для маникюра и филиппинской бижутерией, то HM это маленький и аккуратный ящик письменного стола, в котором заперты какие-то обрывки пожелтевших дневниковых записей и вырезки из газет. Это то, что не меняется с приходом нового сезона. Ты закатываешь рукав дорогого пиджака, в котором отправился за своей статуэткой Оскара, чтобы найти на левом предплечье неизменные следы заживших порезов. Они останутся с тобой навсегда. Сегодня и завтра, как 20 лет назад. Как они там оказались?

Парадокс Маркса заключается в том, что копаться в осознанно выставленной на показ рефлексии Резнора не просто интересно – это затягивает сильнее, чем любые альтернативные вселенные Year Zero и прочий pulp fiction. Ты не чувствуешь себя ни посторонним, ни главным действующим лицом – проваливаясь в порез на плоскости уже самой реальности, ты застываешь в восхищении, не зная, чему удивляться в следующий момент и от чего быть в восторге через минуту. Хотя, секрет успеха альбома не такой уж и секрет – замечательная, фантастическая, гениальная музыка действует лучше любой пост-модернистской игры со смыслами.

С точки зрения музыкального производства, этот альбом – бенефис Трента Резнора манипулятора и диктатора-марионеточника, который дёргает за ниточки своих верных Росса, Малдера и Скалли Кортини, периодически приглашая в студию Палладдино и Бекингема, которым под гипнозом внушалось, что они следуют собственной воле. С одной стороны, альбом сделал Резнором почти собственноручно (сравните его с Fragile, где список приглашённых музыкантов занимает два ватмановских листа), с другой – Резнор здесь всё больше дирижёр, режиссёр и чревовещатель, основная забота которого – ухватить и вытащить из астрала то, что до него никто не поднимал на поверхность. Или не спускал с небес на землю, скорее. Сотканный из мягкого нойза воздушный дроп Copy of A, который деликатно растворяется в тишине на твоих глазах, оставляя в зоне досягаемости только позвякивание вибрафона. Бридж All Time Low, накатывающий с изогнутой гитарной атакой, которая как пружина распрямляется в фанковом приступе, под строки «Get down on the floor». Дружелюбно гудящий, одновременно застывший на месте, и в то же время переливающийся в движении синтезатор на протяжении всей Running. Хлопки и щелчки трубящей голосом голубого кита Disappointed. Звуки пеленгаторов в Satellite, из-за мутной пелены которых вырастает шквал гитарного марева. Various Methods of Escape – это почти классический Nine Inch Nails (от которого нам обещали избавиться целиком и полностью), с гитарным многоголосием, сложной драматургией саунда, живыми ударными и эпичными клавишными в финале. Добавьте к этому припев чисто резноровской мощи, срубающий с первого прослушивания. Готово – песня восхитительна! I Would For You заигрывает едва ли не с трэповым битом, урча басами, но сразу же превращается в ещё одну хорошо узнаваемую композицию старого толка. Голос Трента, по которому, несмотря на подачки вроде HTDA, все успели соскучиться, звучит на альбоме во всех своих возможных проявлениях. Он зачитывает хип-хоп, он срывается на хрип, он гундосит и вытягивает ноты, рискуя промахнуться и упасть куда-то рядом с Мериквин. Он тараторит через автотюн. Смычковые, которые на каком-нибудь альбоме вроде Фрагилы могли бы появиться на секунду, чтобы подчеркнуть сочность одного семпла, здесь ведут заглавные партии и выдают соляки на пол-песни. Основная достопримечательность альбома, конечно, это саксофон, за который Трент взялся, вспомнив, не то школьные годы, не то тур с Боуи 94го года. Но о нём бесполезно что-то писать, его каждый должен найти и услышать самостоятельно. Ну и конечно неспроста Ableton указан первым в списке благодарностей на альбоме. Альбом, написанный на лэптопе в домашних условиях, глубоко внутри останется синтетическим, сколько скрипок и вувузел ты на него ни накладывай.

Ещё одна составляющая, которая, напротив, до мозга костей натуральна, но незаслуженно порицаема – это артворки Миллса к альбому. Меланхоличные коллажи со сгоревшими спичками, треснувшими рамками для фотографий и стёклышками с образцами крови только ленивый не назвал неподходящими к современному и даже излишне футуристичному по звучанию альбому. Эхо Спирали (впрочем, обложку сингла Everything, ставшего отдельным поводом для баттхёрта старых фанатов, и правда легко спутать с обложкой TDS) не даёт обиженным фанам покоя, во всём им мерещится спекуляция на их преданности 94му году, подвох и халтура. Они не хотят понимать, что у технократии NIN и тех же самых HTDA, с их фирменным глитчем, разные корни и разные цели – если филиппинский балаган использует современные технологии просто потому, что по-другому нельзя, что это единственный способ впрыгнуть в шагающего голема злободневности, то на Hesitation Marks Резнор прибегает к чудесам техники лишь для эмуляции, для поддержания хрупкой связи с чем-то тлеющим и едва слышным, для вынужденного усиления звука, который рискует потеряться в акустической протяжённости памяти. Поэтому и оформление альбома указывает не на поверхностный лоск перепродюссированной дискотеки, а вглубь, куда-то в органические слои аналогового перегноя, который тщательно спрессован в коллаж тёплых тонов и шероховатых материалов. И здесь та же история, что и с музыкой – 20 лет назад сухие листочки на обложке Спирали хоть и выглядели ветхими, но они были единственно возможными в тот отдельно взятый момент, их увядание заполняло весь круговорот агрегатных состояний материи и плоти; нынешние разбитые стёкла Миллса – это тоже такой маленький авто-агрессивный надрез, попытка сломать что-то вполне себе правильно функционирующее, что-то не нуждающееся в обязательном разгроме, ради того, чтобы показать, за счёт чего, внутри, оно может работать и дышать. Следы порезов рассказывают историю своего заживления. Ты можешь обзавестись семьёй, получить Оскар и пойти на работу к Доктору Дре. Ты можешь поменять обложку, переодеть костюм, но лишь спрячешь под ним старые шрамы. «Если бы я мог прожить другую жизнь… Что ж, я думаю, я бы прожил её для вас».

Одной из интриг относительно альбома, был вопрос, как именно традиционно разгневанный и доведённый до предела Трент, будет петь о тихом семейном счастье и спокойном благополучии. Что ж, оказалось, в этом нет ничего сложного и неожиданного – именно так он и будет это делать, под медленный минималистичный аккомпанемент привязчивой мелодии из музыкальной шкатулки, спокойным голосом чеканить строки о том, что он нашёл способ, как пережить конец света (которым, в личных и общечеловеческих масштабах, он так часто нам грозил). «Понемногу, изо дня в день…» Ключевые моменты этого альбома, два чекпоинта, на которых произносятся самые главные слова – это «I’m home» в Everything и «I’m okay» в While I’m Still Here. Это не хвастовство, не сожаление, и не какое-то уж совсем откровение, в принципе. Мы знали, мы догадывались, мы могли предположить. Для кого-то из поклонников такой поворот и в правду подобен маленькому апокалипсису, но реакция Трента неизменна – «I don’t mind». «Ничто не остаётся неизменным». Веточки Спирали рассыпаются в пыль, и эта пыль оседает на грязный кафель Hesitation Marks. Какая-то очень большая и важная эпоха подходит к концу, и ты ощущаешь, как спокойный и мирный угасающий свет медленно струится, утекая между пальцев; каждого этот момент настигает именно тогда, когда он к этому готов, но на всех вместе это свалилось в одночасье. Побудь со мной. Прижмись ко мне. Пока я всё ещё здесь. Послушай эту музыку, пока она всё ещё звучит.

Однажды она смолкнет.

Nine Inch Nails – Hesitation Marks

Hesitation Marks

Изначально планировалось подойти к написанию рецензии на новый альбом Nine Inch Nails с серьезным лицом, но как можно не сорваться на хиханьки и хаханьки, когда Hesitation Marks при всей своей внешней суровости не лишен чувства юмора.

Обратимся к недавнему прошлому. Трент Резнор как-то заявил, что Nine Inch Nails – почти всё, ждать выступлений на публике и релизов не стоит, а вместо этого Interscope Records нам всучат в 2014 году сборник Величайших Хитов группы с двумя новыми песнями, которые, согласно договорным обязательствам, NIN обязаны записать. Если верить официальной легенде, то именно «Everything» и «Satellite» предназначались для грядущей компиляции, но Трент вошел во вкус и в тайне ото всех (и внезапно для себя) накнопкодавил целый новый альбом.

Памятуя о том, что Трент Резнор на одну четвертую – тролль (остальные четверти занимают борода, бицепсы и гениальность), то можно предположить, что две обозначенные композиции являются очень удачной и грамотной шуткой, которая была бы вдвойне выигрышной, сыграй она на контрасте с «Head Like a Hole», «Closer», «March of Pigs» и прочими нетленками. Мол – проследите наш прогресс: мы начинали с кувырканья в грязи, были яркими иконами свободного распространения музыки, раздавали свои релизы на рутрекере, а теперь выпускаемся на крутом мэйджоре и, на полном серьезе, задумались о Strobe Light. Представляете какая волна негодования поднялась бы в таком случае? Мало того, что все эти Greatest Hits – всего лишь средство нажиться на поклонниках группы, которым все равно что покупать, главное с заветной припиской «halo» на заднике, да еще и со слегка, скажем так, нестандартными для Nine Inch Nails двумя новыми песнями. Вилы, факелы, сорванные в слезах постеры и выведение татуировок, приправленные криками «ПРОДАЛИСЬ!», «ОПОПСЕЛИ!», «ЭТО ВСЕ ЛЕЙБЛ ВИНОВАТ!», а Трент бы смотрел на экран, читал комментарии на фэйсбуке и гаденько хихикал.

Распнутый особо агрессивными поклонниками “Everything”, звучащий как Аврил Лавинь в “скейтербойские” годы, на поверку оказался милым приятным треком, разоружающим простой гитарной партией, встречающейся в почти всех поп-панк альбомах начала двухтысячных, но подкупающий умеренной нервозностью, механическим урчанием и этим вот «шэйк, шэйк, шэйк, шэйк!». “Satellite” можно воспринимать, как некую дань уважения Джанет Джексон тех времен, когда она не стеснялась показывать титьку. От троллинга и шуток, Трент перешел к открытым действиям и записал-таки ответ Крису Корнеллу и его паршивому альбому, спродюсированному Тимбалендом! Однако при всей свой арэнбишности, трехкопеечный ритм обрастает шумом и гамом, песня все равно умудряется звучать, как накрахмаленный найн инч нэйлс в вакууме. Даже при том, что выкрики “камон” смогли убедить меня заржать во весь голос в общественном транспорте.

А сейчас нотка мимимишности, поскольку две песни, о которых пойдет речь далее, заставили меня улыбаться, будто окунули голову в ведро с концентрированным теплом и уютом, идеальные элементы короткого перерыва, которые в компании с сигаретой могут скрасить даже самый напряженный рабочий день. Не обошлось и без отсылок к семейному подряду четы Резноров и “Various Methods Of Escape” звучит как Welcome Oblivion в дни, когда фронтвумен и душу новоявленной группы “захватывают коммунисты”. Но при этом жена Резнора решила не устраивать истерики, но высказать свои переживания в песне, покопалась в макбуке мужа и нарыла в папках с порно удачные электронные сверлящие сэмплы, которые сам Трент заботливо прятал от своей благоверной и рассчитывал, что в яойные фанфики по my little pony она точно не полезет. Мэриквин все это удачно скопировала на флэшку (в облако, Павел Юрьевич, в облако! Что ты позоришься?), немного изменила голос и записала отличный трек! Потом применила свои женские хитрости и запихнула песню в новый альбом сайд-проекта гитариста и бэк-вокалиста How to Destroy Angels. Энергичная “Running” записана по лекалам поздних Radiohead, с использованием шустрого ритма, психованных гитар и размеренного голоса, только в отличие от вечно стонущего и ноющего Йорка, у Трента получилось более убедительно и, чего уж там, гораздо привлекательнее.

Кроме того, недавнему живому выступлению NIИ, на котором мне посчастливилось побывать, я обязан любовью к двум трекам: «Came Back Haunted» и «Disappointed». В день презентации студийной версии «Came Back Haunted» я впал в небольшой ступор: да, все было хорошо и приятно, но не совсем то, на что рассчитывал, однако, живое исполнение все исправило, стоило лишь забиться в нервных конвульсиях, которые я стыдливо называю «танцами», теперь приятные воспоминания перевешивают общее впечатление. В то же время, живое исполнение «Disappointed» меня не шибко впечатлило, оставив воспоминания о симбиозе сухого бита и сочных гитар, которые мы могли услышать ранее на саундтреке к «Девушке с татуировкой дракона». Но на альбоме трек заиграл новыми красками, представ в разуме в виде огромного, высокого и высокоразвитого в технологическом плане города, простирающегося посреди бесконечной пустыни неизвестного происхождения, где из-за бури и слепящего солнечного света невозможно разобрать – настоящий он, или обычный мираж, помноженный на галлюцинации истощенного разума? Летающие вокруг шаттлы, жуткий скрежет механизмов и играющие бликами сталь и стекло гигантских небоскребов все расставили по своим местам. Помянутый ритм достигает своей эволюции к финалу, превращаясь в некое подобие минималистичного тек-хауса, который завершает образ киберпанковского убежища. Именно на этом моменте обезвоженный путник добирается до городских ворот и, дабы убедиться, что все еще находится в здравом уме, касается холодной металлической стены, огораживающей город от внешних угроз.

Кстати, в это абзаце спойлер о концовке. Не масштабов “Титаник в конце утонет, а Дарт Вейдер – отец Люка Скайуокера”, но способен подпортить радость. Нам бы очень хотелось увидеть лицо поклонников Nine Inch Nails, которые услышат один из главных сюрпризов альбома, добравшись до “While I’m Still Here”. Духовые, подозрительно похожие на саксофон, напоминающие усталую версию своих собратьев из “I Miss You” прелестной Bjork. То есть, мы были не готовы к такому сюжетному ходу, поэтому разинули рты от удивления. А какими были ваши эмоции?

Можно до бесконечности спорить и выдумывать научные диссертации о том, какую жанровую нишу занимают современные Nine Inch Nails, можно отойти от определения Industrial, позабавиться с приписками «post-» и «future-», либо найти новый стилистический дом для любимой и ненавистной миллионами группы, неизменным остается одно – их музыка наиболее удачно работает в черте города. Индустриальный пейзаж становится неотъемлемой деталью, которая помогает прочувствовать музыку, погружаясь в самые глубины шумов, чеканящего ритма, лязга гитар. Жар печей так силен, что плавит не только сталь, но и человеческие личности, стремящиеся наружу вместе с дымом, гарью и цинично уничтоженными надеждами. Заводские трубы, протыкающие свинцовое небо, как иглы капельницы, несущие в себе не лекарство, но смертельный яд, питают атмосферу. Богу угодны заводы, иначе бы он не придумал их и их бесконечные артерии-конвейеры, для которых остановка равна смерти. Так и живут безликие люди, которые не имеют представления о том где они и зачем, тонущие лишь в задачах и безрезультатно разгребающие горы проблем в той другой части бодрствующего времени, которую они с грустной улыбкой называют «личной жизнью», но даже в их уютных ипотечных квартирах, закрытых на несколько замков, за ними все равно “присматривают”. Ты – не один и никогда не будешь одинок, ведь твое Государство знает лучше, что тебе необходимо. Ты капля в море безмолвных единиц, нуждающихся в налогах, подавлении воли и кнуте. Пряники, знаете ли, опасны для здоровья, от их употребления повышается вероятность схлопотать диабет. Именно такие картины рисует воображение при знакомстве с дрожащей и надрывной “I Would for You” и слепленной из ошметков беспочвенной паранойи “All Time Low”, которые вселяют уверенность в том, что в случае любой случайной ошибки вся правда будет отрицаться, как и предыдущие тысячу девятьсот восемьдесят три раза.

Стоит, пожалуй, затронуть еще один аспект новых Nine Inch Nails, который не всем пришелся по вкусу и стал, чуть ли не главной насмешкой над теми, кто старается изо всех сил защитить Hesitation Marks. Тексты Трента Резнора, которые и ранее не блистали разнообразием, (а некоторые особо удачные выражения стали притчей во языцех) теперь напоминают горькую исповедь. Исчез тот самый колкий манифест борьбы с глупыми свиньями в повседневном окружении, правительством, богом, достижениями общества, своими любимыми и самим собой. Вместо этого у нас есть куча историй о том, как Трент перепробовал все какашки во дворе и остался жив. Если раньше бог был мертв и никому до этого не было дела, то сейчас протагонист напрямую обращается к Всевышнему и просит Его услышать молитвы. “Моноизвиличные” романистки называют это кризисом среднего возраста, ибо негоже мужику с двумя детьми и красивой женой петь о поиске собственного пути, чем он занимается в “дипишмотовской” “Find My Way”, которая в буквальном смысле впивается в память после первого же прослушивания. Нам остается благодарить Того-Самого-На-Небе, что дело не дошло до откровенного старческого брюзжания о том, как все было лучше, “пока Союз не развалили”, публика была живее, отзывчивее, каждый день был вызовом, и насколько зеленее и забористее была чужая трава. Что поделаешь, если у нашего дорогого Трента весь жизненный опыт – это передоз, Оскар, куча фанатов, «рождение» Мэнсона, рождение детей и огромный капитал (привет, Marks) – о чем тут еще петь?

За что мы любим Трента Резнора? За то, что, несмотря на одинаковые ингредиенты, он умудряется каждый раз готовить новое изысканное и запоминающееся блюдо. Ждать повторения прошлого глупо, надеяться на дикие эксперименты и заигрывания с современной музыкой – наивно. Не для того на свете существуют Nine Inch Nails, чтобы кому-то что-то доказывать. Даже танцевальная музыка, а «танцевальная» в данном контексте – наше грубое навешивание осмысленных ярлыков, у Трента звучит очень по найнинчнэйловски. Музыкант, который десятилетие назад выковал собственное звучание, не пойдет на поводу у модных тенденций, скорее тенденции проследуют за Трентом, послушно нацепив поводок. Техно от NIN? Замечательно! Но это специальное техно от NIN, которое больше никто так не сделает. Споры о том, чем является Hesitation Marks в дискографии группы – прогрессом или синтипопом для девочек – оставим на совести общественности. Мы же сейчас с уверенностью можем заявить, что в копилке Nine Inch Nails до сих пор нет двух одинаковых или похожих релизов. На этом все.

Ах да, осталось еще кое что… Дабы прекратить последующие вопросы Hesitation Marks мне нравится больше, чем горячо любимый The Slip и гораздо больше, чем неровный проседающий With Teeth, но до великолепности обожаемого The Downward Spiral новый альбом добраться не смог. Но даже с такой категоричностью мы имеем один из лучших альбомов 2013 года.
Вот теперь точно все.

Первое СМЕРТября. Бюро находок: Возмездие

sep

Вы все знаете, что мы в Электрокружке отмечаем Первое Сентября – международный день возвращения школьников в наши уютные интернеты. Именно сегодня пышные банты и великоватые костюмы делают умные лица и бегут грызть гранит науки… А вечерами эти ребята начинают корчить из себя крутых и взрослых человеков, наивно полагающих, что всем вокруг не просто интересно их тупое ограниченное мнение, но естественная обязанность выслушать и принять к сведению.

Именно Первого СМЕРТября мы публикуем очередную порцию поисковых запросов, по которым тот или иной остроумный индивид смог попасть в наши сети. Большинство из них, как нам кажется, ушли восвояси когда не нашли искомый материал… И слава богам.

“смешной комментарий” – этого у нас хоть ложкой ешь. Выбирайте любой.

“электрочашка” – нас часто путают с “электрокружкой купить”, но до чашек дело еще не доходило. Интересный поворот.

“домашняя дискотека в стиле драм анд басс” – это невозможно! Домашняя дискотека должна проводиться под чилвэйв!

“электропорно” – мы согласны, приглашайте!

“мескалин отзывы” – оуууууу эээээ бууэээээээээ. Или вы про песню Продиджи?

http://electrocircle.ru сборище объебосов” – контекстная реклама работает безотказно.

“электро ебалки” – впервые слышим, чтобы порно называли эдаким “ебалки”. Сколько лет было человеку, писавшему этот запрос? Одиннадцать?

“лана дель рей охуенна” – а мы что говорили? Рано или поздно, но на людей снизойдет озарение!

“что лучше рома желудь или лана дель рей” – вопрос года! Кто победит Акула или Гризли?

“pvt что это” – и ответ на этот вопрос дает другой запрос: “pvt наркотик”

“какие плагины использует boys noize / нойзи бойз” – Окей! Теперь мы действительно озабочены этой проблемой! Нойзи бойз, аххх…

“пародии на продюсеров dnbarena” – если мы правильно поняли, то “продюсеры” днбарены пародируют сами себя. Ищите там.

“как я перестал бояться boards” – вам крупно повезло, мы до сих пор боимся скейтборды.

“мотал комбат какой жанр” – компьютерная игра *ba dum tss*

“модерн токинг вы знаете отзывы” – А? А вы знаете отзывы про Модерн Токинг?

“что за трек под который выходил silva??????” – ???????

“преодолев страх что ты чувствуешь и думаешь о себе” – ты ввергаешься в пучину бесконечной радости самоосознания, стремишься к бессмертию и увековечиванию себя в… эй, погодите-ка. Кто это начал писать за нас рецензии в стиле сопливой старшеклассницы?

“gold panda в каком направлении” – в правильном направлении!

“бьорк гет беливикс” – ой, мы так за нее рады!

“idm альбом что это” – наше остроумие куда-то испарилось.

“джинсы кавински” – правильно! Кому нахуй нужна его унылая музыка? Джинсы Кавински удались гораздо лучше, чем его дебютник.

“прометей убегали пришельцы” – вот после этого действительно можно обратить внимание на запрос “прометей хуйня”

“группа raffertie”
– Бенджамин и его Эго, и их Эксперименты, нищета и собаки.

“в каждом районе электрокружок” – Серьезно? Мы рады каждому нашему филиалу.

“Муджус ориентация” – если раньше нас легко было найти по запросу “муджус гей”, то теперь людей захватили сомнения и они решили удостовериться.

“mujuice точно гей” – а нет, видимо люди нашли ответ на свой вопрос. И, конечно же, мы не смогли обойти вниманием запрос “муджус гомосексуал” автором которого, как нам кажется, была девочка из образованной семьи.

“проблемы с артикуляторм кейстона луксури” – по этому запросу гугл выдал мне, что “ничего не найдено”.

“pendulum не для быдла” – специальный поисковой запрос от музыкантов Knife Party.

“электрокружоу” – кто-то набирал сей поисковой запрос на айфоне. Стар Треу обычно из той же оперы.

“посыл мудакам” – Что тут сказать? Электрокружок действительно отличается своими искрометными посылами. Только вы их используйте не долько для мудаков, но и для козлов, пидорасов, оленей, идиотов и проч.

“как устранить грохот дождя по железяке” – тут все просто. Возьмите в руки дождь и со всей силы бросьте его на какую-нибудь железяку (например, на папки приус). Слышите грохот? Вы восхитительны!

“горилаз хит дискотек” – неплохо! Повезло вашему сельскому дому культуры.

“justice как читается” – оу, ну это просто. На французском Justice произносится как “говноу”.

“как пишет музыку burial” – головкой пальца левой ноги, мы кажется это уже обсуждали, нет?

“порно blake james” – Правило 34! Ищите, друзья, ищите.

“новый бигбит типа кемикалов” – где такой? Нам покажите!

“как читать грайм” – ртом и по бумажке.

“интересные вопросы для парня ИНТЕРВЬЮ” – кому-то перепадет на первом же свидании.

“порно с аквалангом” – сипанки решили пройти обучающие курсы?

“шмонька” – да, это к нам. Мы употребляем такие слова!

“очень оригинальные трэки дабстэпа” – тут мы опять продублируем себя: ГДЕ ТАКИЕ? НАМ ПОКАЖИТЕ! Запрос, наверное, застрял во временной петле и предназначался 2007 году, но не нынешнему времени.

“claro intelecto – beautiful death (planet mu)” – это Modern Love, кретины!

“музыка вроде космической оперы” – а вроде и нет.

“сколько тел эмике” – да, Эмика, сколько еще тел козлов и девственниц нужно принести тебе в жертву ради концерта на Дальнем Востоке?

“иван голов digitalizm отзывы” – мы ничего не поняли (((((((((

“что такое микс на наркоманском языке” – это Piknic Electronik @ June 24th, 2013 от Мистера “Перебарщиваю с подводкой для глаз”. Или недавний триста девяносто шестой FACT mix от Moiré.